time Предложить новость

общероссийское издание

Cвязь с редакцией mail

Главная » Культура, искусство, кино » Река мира: что воронежский журналист искала на Волге

Река мира: что воронежский журналист искала на Волге

Сентябрь 5, 2017 10:54 Увеличить шрифт / Уменьшить шрифт Распечатать статью 156  

ae6b5a6c682ec62220c041a5290d654a

Вот уже шестнадцатый год в путешествие по, наверное, самой знаменитой реке России отправляется этнокультурная экспедиция-фестиваль «Волга – река мира. Диалог культур волжских народов». Посвящена она вопросам сохранения культур и традиций народов Поволжья, прежде всего, мордвы (а именно республика Мордовия является основным организатором экспедиции). Этнографы, артисты, педагоги, народные мастера и представители прессы несколько дней проводят на борту теплохода, обсуждая проблемы бытования традиционной культуры в условиях современности. Этим летом среди них оказалась и журналист из Воронежа. Вместе с другими участниками поездки она узнала, зачем мордве штатола, почему представителей этого народа веселит слово «симпозиум» и откуда в Чувашии амазонки.

Вайду-вайдай, или «ой-люли-люли», он же «ай –нанэ-нанэ»

Нашу делегацию из 70 человек иначе как шумной и яркой не назовешь. Не только артисты, но и чиновники Мордовии и даже самая юная участница экспедиции Оля Солдатова ради такого случая надевали национальные костюмы. А они тут красивые, бело-алые, с необычными головными уборами и множеством украшений. Каждая «высадка на берег» (таковых было пару раз за день) начиналась и заканчивалась национальными песнями и плясками – стороны прибывающей и встречающей.

Так что подпевать хэдлайнеру экспедиции – фольклорному ансамблю «Лада» из Саранска – на третий день начали даже мы, не понимающие ни слова. Потом поинтересовались у мордовских коллег, как же переводится звонкое «вайду-вайдай» в припеве главной песни ансамбля.

— А никак, — ответила мокшаночка Лена из Саранска. – Это как русское «ой-люли-люли».

— Ну или, наверное, как «ай-нанэ-нанэ», — догадалась армянка Ирэн из Санкт-Петербурга.

— Точно! – добавила казашка Анара из Астрахани.

Мы, воронежцы, о мордве знаем немного. В нашей области, если верить переписи 2010 года, представителей этого народа насчитывается только 785 человек. Впрочем, и в самой Мордовии еще до 2000-х годов к субэтносам мордвы – мокша и эрзя – себя относили не так уж много жителей республики. И вдруг за короткое время это число значительно выросло. Как говорят специалисты, не за счет высокой рождаемости, а потому что люди стали гордиться своим народом. Увеличилось и число тех, кто говорит на родном языке. Хотя еще в советское время в семьях эрзян и мокшан могли специально не учить ему детей, чтобы не было акцента в русском. Сейчас многое приходится восстанавливать. У Мордовии это, кстати, получается весьма успешно. Молодежь на мокшанском и эрзянском говорит едва ли не чаще и лучше, чем их папы и мамы.

На слух, привыкший к языкам славянским и английскому, эта финно-угорская речь звучит совсем непонятно. Однако несколько слов и нам, приехавшим из разных регионов страны журналистам, удалось выучить. Например, «шумбрат» — «здравствуйте», или, если переводить буквально, «здоров ли ты?». А еще мы узнали, почему члены экспедиции начинают хихикать, когда их приглашают на очередной симпозиум. Оказывается, это латинское слово очень схоже с эрзянским «симонс позана» — «пить позу», национальный напиток типа кваса. Если добавить в позу хмель, он становится слабоалкогольным. Такие вот лингво-гастрономические закавыки!

Плач и очищающий огонь

Познакомиться с культурой мордовского народа можно было прямо на теплоходе, во время путешествия. На одной из палуб развернули свои выставки народные мастера резьбы по дереву. Были здесь и свистульки, и доски, и панно, и красивые подсвечники с национальным орнаментом. Впрочем, оказалось, некоторые из этих предметов имеют не только сувенирное значение.

— Это называется штатола: от эрзянских «шта» — «воск» и «тол» — огонь», — мастер из Пензы Владимир Суркин берет в руки большой подсвечник в форме ладьи с огромной свечой. — Такая свеча предназначена для проведения молений эрзянского народа. Когда дома что-то происходило, эрзя зажигали ее: огонь очищает жилище от злых духов. Моления могли быть домашними, совместными, родовыми. Большие родовые моления проходили каждые три года. Сейчас к традициям очень большой интерес. Люди покупают такие свечи, просят привезти им выставки.

О том, что изучение традиций помогает и в повседневной жизни, участники экспедиции говорили не раз.

— Когда я училась в четвертом классе, нам учительница, татарочка по национальности, сказала: «Вы, мордва, скоро канете в Лету», — рассказывает Елена Захарова, руководитель эрзянского фольклорного ансамбля (Самара). — Мне стало обидно, я расплакалась и встала: «Неправда, я эрзянка». А она мне ответила: «А ты знаешь свой язык? Свои традиции? Нет? Ну и кто ты тогда такая?». И я замолчала. Мне нечего было сказать. И я стала наблюдать за бабушкой. Как каждое утро она начинала с молитвы на мордовском языке, перед обедом молилась возле стола. Я спрашивала у нее про наши традиции. Она доставала из сундука наш красивый эрзянский костюм, который сама вышивала, рассказывала, что к чему, в какое время она его надевала. Когда мне исполнилось пять лет, бабуля учила меня оплакивать умершего. Она говорила: «Учись, меня так будешь хоронить». Я не понимала, что делаю, но пела возле умершей маминой подруги. До 21 года я почти не говорила на эрзянском, хотя и понимала. Я никогда не думала, что стану руководителем фольклорного коллектива и что эти знания могут пригодиться в жизни. На одном из губернских фестивалей режиссер сказал, что надо срочно подготовить сцену проводов на войну. А мы-то заранее готовили встречу! «Пять минут до съемки – если нет, вы вылетаете». За пять минут мы подготовили сцену с эрзянским плачем. Режиссер нас допустил на фестиваль. Так что просто надо развернуться к нашим близким: «Мамуль, а как это было? Бабуль, а как это было?» Поверьте, это дорогого стоит. Так вы сможете передать другим эти знания.

Амазонки на Волге

В полном соответствии с названием конференции ее участники общались с представителями других народов, населяющих Поволжье. В Казани нас встречали чак-чаком вместо каравая и песнями – татарскими, русскими, чувашскими. В Нижнем Новгороде – песнями русскими, эрзянскими. В Чебоксарах тоже пели – и на чувашском, и на русском.

По-чувашски Чебоксары называются Шупашкар («шупаш» — чуваш, «кар» — гора, укрепление), или «город чувашей». Действительно, в Чувашской республике проживает половина всех российских представителей этого народа. Правда, они, в отличие от мордвы, относятся не финно-уграм, а тюркам. А значит, и язык у них другой, и обычаи.

Для знакомства с чувашской историей гостей пригласили в национальный музей Чебоксар. Здесь главной звездой фото-сессий стала бронзовая дама в набедренной повязке из кольчуги, с голой грудью, вооруженная луком и стрелами. Возле этого экспоната, установленного на лестничном проеме музея, сфотографировались, наверное, все участники экспедиции.

Оказывается, в старину чуваши много воевали. Например, археологи находят захоронения с останками, лишенными голов. Объясняется это так: когда много воинов погибало вдали от дома, чтобы не везти туда все тела, им отрубали головы и забирали домой, чтобы захоронить в родной земле.

Причем женщины не отставали от мужчин. Считается, что предками чувашей были и вот такие амазонки – вроде той, что сейчас установлена в музее. Что думают по этому поводу серьезные ученые, неизвестно, но сторонники такой теории указывают на национальный костюм чувашек.

Поверх платья те надевают теньги – сделанные из серебра украшения, которые выглядят совсем как защитная кольчуга. На голове молодая чувашка должна носить шлемоподобный убор из серебряных монет.

Вес такого наряда может составлять от 16 до 25 кг – ну как тут обойтись без силы и выносливости амазонки?  Первое время после свадьбы жена должна была ходить в такой одежде постоянно.

Ну а для привлечения хорошего мужа у чувашек есть свои ритуалы. Достигнув брачного возраста, девушка изготавливала из ткани специальную куклу. Одевала ее в национальную одежду, а само ее тельце обворачивала кусочками ткани, приговаривая желаемые качества мужа. Новый кусочек  — еще одно качество. Продавец Татьяна, которая торгует такими куколками в речном порту Чебоксар, уверяет: этот простой ритуал и сегодня помогает удачно выйти замуж. Главное – делать все правильно, как в старину.

Позывной  — «Мордвин»

Главным мероприятием нашего визита в Казань стало возложение цветов к могиле Михаила Девятаева – легендарного летчика, Героя Советского Союза, угнавшего из немецкого плена на секретном острове Узедом самолет с оборудованием для корректировки ракет «Фау-2». И хотя сам Девятаев не был специалистом в этой области, его называют человеком, внесшим неоценимый вклад в развитие советского ракетостроения. Именно он рассказал Сергею Королеву о самом технологичном оружии Третьего рейха. Затем эти сведения помогли строить ракеты уже нашим ученым.

По национальности Михаил Девятаев был мордвином и такой же позывной имел в дивизии великого Покрышкина. После войны он жил в Казани, получил звание почетного гражданина Мордовии и столицы Татарстана. В 2017 году исполняется 100 лет со дня рождения Михаила Девятаева, и по всей Казани висят баннеры, напоминающие об этой дате. О своем почетном гражданине тут помнят, его чтят. Каждый год и члены мордовской экспедиции приходят на могилу героя, встречаются с его сыном Александром Михайловичем.

Сама семья Девятаевых – показательная картинка нашей многонациональной страны и многоликого Поволжья. Михаил Петрович – мордвин, его жена Фаузия Хайруловна – татарка. Одного из своих сыновей они записали русским, второго — татарином.

Такая тонкая грань

Именно об этом – как жить в большом многонациональном государстве и оставаться представителем своей национальности – чаще всего и говорили в экспедиции. Тема путешествия в этом году – «Гражданское единство и патриотизм – выбор народов России». Звучит, конечно, официально, но по сути ставит правильные вопросы: как не затеряться среди 193 народов нашей огромной России и в то же время чувствовать, что ты – не просто сам по себе, а часть чего-то большого, зачастую совсем не похожего на тебя? «Грань между национальным и националистическим настолько тонка, что мы можем не заметить, как ее перешли», — отметил министр культуры и национальной политики Мордовии Анатолий Чушкин. А там, за этой гранью, — много опасностей. Вот почему сегодня так часто говорят уже не о национальной, а об общероссийской идентичности. Осознал себя как русского- чуваша – татарина – эрзя – и так далее — пойми, что ты еще и россиянин, уважай тех, кто рядом с тобой. А в этом деле, наверное, нет лучше средства, чем знакомство с культурой: для кого-то  — соседей, а для кого-то – пока и своей.

  Впрочем, и эти поиски гражданской общероссийской идентичности далеко не новы. Так или иначе, подобный вопрос вставал с самого рождения Руси — России, которая и формировалась как многонациональная. В Нижнем Новгороде нам рассказали о французском путешественнике маркизе Остальфе де Кюстине, побывавшем в России в 1839 году. Широко известен его диалог с императором Николаем I:

— Как вы думаете, маркиз, кто все эти люди?

— Русские.

— Вот этот поляк, этот немец, этот башкир.

— А кто же тогда русские, Ваше величество?

— А вот все вместе они русские.

Мария Андреева

Река мира: что воронежский журналист искала на Волге Reviewed by Река мира: что воронежский журналист искала на Волге on . Вот уже шестнадцатый год в путешествие по, наверное, самой знаменитой реке России отправляется этнокультурная экспедиция-фестиваль «Волга – река мира. Диалог ку Вот уже шестнадцатый год в путешествие по, наверное, самой знаменитой реке России отправляется этнокультурная экспедиция-фестиваль «Волга – река мира. Диалог ку Rating: 0
scroll to top