time Предложить новость

общероссийское издание

Cвязь с редакцией mail

Главная » Интервью » Глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов считает, что россияне в первую очередь должны быть гражданами страны, а потом уже – представителями своей национальности

Глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов считает, что россияне в первую очередь должны быть гражданами страны, а потом уже – представителями своей национальности

Игорь Баринов: «Людей объединяет труд, спорт и праздники»

Август 31, 2015 11:35 Увеличить шрифт / Уменьшить шрифт Распечатать статью 779  
Игорь Вячеславович Баринов — руководитель Федерального агентства по делам национальностей.

Игорь Вячеславович Баринов — руководитель Федерального агентства по делам национальностей.

Глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов считает, что россияне в первую очередь должны быть гражданами страны, а потом уже представителями своей национальности. Об этом и многом другом И. Баринов делился с корреспондентами газеты «Коммерсантъ» Наталией Городецкой и Ириной Нагорных.

Какие задачи поставлены перед новым агентством?

– Есть основополагающая стратегия государственной национальной политики. Агентство призвано заниматься ее реализацией для решения двух ключевых задач: укрепления единства российской нации и содействия этнокультурному развитию народов страны. Но геополитические изменения, безусловно, влияют и на межнациональные отношения, мы видим, что общество сейчас беспокоят и внутренняя и внешняя миграция, и наступление радикального ислама, и проявления экстремизма. Агентство занимается разработкой эффективных алгоритмов, которые могли бы использовать мои коллеги в правительстве и в регионах для решения этих проблем. Потому что межнациональный и межконфессиональный аспект присутствует в работе всех органов власти.

Вы предлагаете рассматривать национальную политику с точки зрения обеспечения безопасности страны?

– Да. Любые непродуманные шаги в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений являются серьезной угрозой национальной безопасности. Особенно, если к таким шагам подталкивают извне. Считаю, что необходимо актуализировать блок о межнациональных и межконфессиональных отношениях в стратегии национальной безопасности.

Заместитель главы администрации президента  Магомедсалам Магомедов, курирующий межнациональную политику, в интервью «Ъ» сказал, что человек должен в первую очередь ощущать себя россиянином, а потом чувствовать свою национальную принадлежность. До какой степени вы собираетесь укрепить единство российской нации?

– У нас в стране очень сложная многоступенчатая и разнонаправленная идентичность. Упомянутый вами уважаемый Магомедсалам Магомедалиевич в Дагестане – даргинец, для многих за его пределами – дагестанец, а за границей – россиянин. И на эту многогранную идентичность у нас накладываются различные аспекты, например исторические. Изменились границы, политический строй, устои, образ жизни. Еще в начале 2000-х годов общегражданская идентичность уступала другим идентичностям по национальному, профессиональному, религиозному принципу. А уже где-то к 2011 году гораздо больше людей стали ощущать себя гражданами России. И именно с этим временем связаны успехи в экономике, социальной сфере, началось восстановление связи времен и исторической памяти досоветского периода. Человек в первую очередь должен быть гражданином нашей страны, а потом уже – представителем своей национальности. Это позволяет не только бороться с внешними угрозами, отстаивать независимость государства, но и решать внутренние проблемы. Различия между регионами в уровне развития экономики, социальной сферы, культуры, образования отчасти нивелируют это чувство общей родины. Но вместе проще решать любые вопросы. Мы должны искать новые идеи, которые объединяли бы людей. Они есть и успешно воплощаются. Например, реальное единство людей 9 мая прекрасно показал «Бессмертный полк». Память о Победе, гордость за своих родных объединила всю страну.

Сделаете модельные проекты для регионов?

– Да. Хотим разработать несколько модельных мероприятий в едином формате, с единой символикой, которые по всей стране будут проходить одинаково. Например, День народного единства. Когда мы еще должны говорить о единстве, как не в этот день? Главный праздник. А еще детские мероприятия, программы, в том числе образовательные.

Есть много волонтерских практик, когда представители разных национальностей объединяются для благоустройства памятников культуры, религиозных объектов. Ну, что объединяет людей? Труд, спорт и праздники. Когда человек видит, что те же мероприятия, которые транслируют по телевизору из Москвы или Питера, в той же стилистике проходят и у него в городе, это вызывает чувство сопричастности.

Даже управленческое решение на государственном уровне, которое, на первый взгляд, совершенно не связано с межконфессиональными, с национальными отношениями, укрепляет единство российской нации. Например, решение о дотации перелетов из отдаленных районов Сибири, Дальнего Востока в центр России и Крым. На Дальнем Востоке выросло молодое поколение, ни разу не побывавшее в столице. Сейчас они имеют эту возможность и будут ощущать себя не жителями дальних регионов, а гражданами большой и разнообразной страны. Конечно, все это надо делать с детского сада, школы, вуза, семьи, с культуры, кинематографа. Патриотизм надо закладывать в образовательные программы, учебники истории, театральные постановки, дотировать художественные фильмы. На государственные деньги снимать не только фильмы о том, как плохо и тяжело у нас жить, особенно в провинции, но и о том, что мы великая страна, в которой веками мирно живут разные народы, дополняя друг друга.

Одной из практических задач агентства является разработка системы мониторинга межнациональных проблем. Как она будет работать?

– Система мониторинга, анализа и прогнозирования межнациональных, межконфессиональных проблем разрабатывается, чтобы вовремя поставить «правильный диагноз». Национальные проблемы – вечный спутник кризиса, социальной несправедливости, коррупции. К конфликтам приводят бытовые, экономические, криминальные факторы. Существующие системы в большей степени констатируют то или иное событие постфактум. А нам надо создать систему, которая показала бы, где и почему эти проблемы накапливаются, предвидеть развитие, дать анализ для федеральных и региональных органов госвласти.

Вы будете опираться на те разработки, которые уже начали делать в Минрегионе, или начнете все заново?

– В Минрегионе эта работа сводилась к накоплению объема информации, из которой очень сложно понять, что же на самом деле происходит, и еще сложнее сделать выводы, принять своевременные меры. Эту систему мы модернизируем, сделаем многоуровневой. Информацию диверсифицируем, иначе невозможно рассчитывать на объективность. Она будет поступать от муниципального уровня на региональный, с регионального к нам. Какая-то информация от федеральных органов исполнительной власти, силовиков – напрямую к нам. Мы сможем опираться на данные Росстата, ФСБ, ФСО, МВД, Росфинмониторинга. Планируется создание достаточно серьезной IT-программы. Главная сложность в том, чтобы состыковать программное обеспечение, социологию и экспертные оценки, которые мы тоже получим. В этой состыковке и кроется ключ к получению эффективных данных мониторинга, которые давали бы возможность понять, почему в том или ином регионе в результате тех или иных причин сложная ситуация. Это может быть, например, неконтролируемая миграция, превалирование какой-то одной национальности в определенной сфере экономики. Организуем опросы населения. При этом наш анализ показал, что фактически во всех регионах, особенно в национальных республиках, на социологические исследования в области межнациональных отношений средства закладываются большие. Но эффективность этих опросов эксперты оценивают скептически, выводы в масштабах всей страны сделать из них достаточно сложно. Мы будем унифицировать эту систему, уже готовим рекомендации.

Когда может быть налажена система мониторинга?

– Мы планируем, что она заработает к концу года. Рассчитываем на это.

Почему именно вам предложили возглавить агентство?

– Сам думал: почему я? С одной стороны, в моем назначении сыграло роль то, что я свой для силовиков, понимаю, как работают эти механизмы. С другой стороны, я 12 лет занимался политикой, а сейчас именно политический менеджмент будет очень важен для решения межнациональных вопросов, конфликтов, в том числе на Кавказе. Придется договариваться. У меня есть исторический опыт, связанный с Кавказом, и никто там не сможет говорить со мной свысока, «через губу». С Юнус-Беком Евкуровым, между прочим, я однополчанин, мы служили вместе в 103-й воздушно-десантной дивизии. С Рамазаном Абдулатиповым я был соседом по Госдуме. С Чечней также много связано, я был знаком с Ахмат-Хаджи Кадыровым. Одним словом, знаю, кто чем дышит, кто против кого дружит.

Экс-министр по делам национальностей Владимир Зорин, да и другие ваши известные предшественники утверждали, что национальная политика дорого стоит. Сколько стоит наша национальная политика сейчас?

– Не менее дорого, чем тогда, когда министром работал Владимир Юрьевич, с которым мы уже выстроили плотные взаимоотношения. Агентство создавалось в середине бюджетного года, плюс кризис, так что с финансами есть сложности. Но мы постараемся, чтобы деньги уходили на эффективные проекты, и будем безжалостно забирать там, где они используются нерационально.

С кем из федеральных чиновников, которые курируют национальную политику, вы координируете работу?

– Я уже со всеми встречался. Мы договорились о плотном взаимодействии и с президентским советом, управлением внутренней политики администрации президента, и с моими коллегами по правительству – Федеральной миграционной службой, МИДом. У меня еще личного кабинета нет, а силовики уже сами звонят мне, предлагают варианты взаимодействия. Хорошие отношения сложились с Минкавказом. Агентство – это часть правительства, будем советоваться со всеми, находить компромиссы.

Президентские советы по межнациональным проблемам, русскому языку, казачеству, правам человека предлагают повестку для президента. Как вы будете реагировать на их предложения?

– Но в этих советах люди разные. Профессионалы, но иногда далекие от реальной жизни. Будем высказывать свою точку зрения. Если идеи разумные, то процесс будет проходить в том числе и с нашим участием.

Пункт о межнациональном согласии входит в перечень критериев оценки эффективности работы региональных властей. Если вы нашли, что где-то не в порядке, какие рычаги воздействия на чиновников у вас есть?

– Уволить я, конечно, в регионах никого не могу. В субъектах РФ есть вполне понимающие проблематику люди, которые эффективно влияют на процессы. Именно эти люди станут нашими партнерами и проводниками государственной нацполитики на местах. Если где-то мы не будем находить взаимопонимания и поймем, что человек не отвечает требованиям, найдем рычаги воздействия. Будем информировать глав субъектов РФ об эффективности работы их подчиненных, ставить в известность администрацию президента и главу правительства. А уж они будут делать оргвыводы.

В нормативных документах прописаны ваши полномочия по взаимодействию с заместителями губернаторов по национальной политике?

– Мы требуем выполнять государственную национальную политику, а не наши «хотелки». Думаю, в перспективе необходимо законодательно закрепить, чтобы агентство могло согласовывать назначения профильных руководителей в регионах. Такая практика есть в Минздраве, в Минобрнауки. Но пока я вижу заинтересованность и готовность взаимодействовать во всех регионах.

«Коммерсантъ»

Наша справка: Федеральное агентство по делам национальностей создано 31 марта 2015 г. В руках нового ведомства сосредоточены функции реализации государственной национальной политики, а также государственный мониторинг в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений.

Баринов Игорь Вячеславович

Родился 22 мая 1968 года в Новочеркасске Ростовской области. С отличием окончил Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище (1990), Академию ФСБ (2003), Академию народного хозяйства и госслужбы (2011). В 1990-1992 годах служил в 103-й воздушно-десантной дивизии (Витебск). С 1993 года – в региональном отделе спецназначения (группа «Альфа») УФСБ по Свердловской области, к 1997 году дослужился до командира группы. Воевал в Северной Осетии и Чечне, был трижды ранен. В 2003 году был избран в Госдуму по одномандатному округу, в 2007 и 2011 годах – по списку «Единой России». Был членом центральной контрольно-ревизионной комиссии, заместителем председателя комитета Госдумы по обороне. С 2 апреля 2015 года – глава Федерального агентства по делам национальностей.

Член генсовета «Единой России». Полковник ФСБ в отставке. Награжден орденами Мужества и «За военные заслуги», медалями. Автор автобиографической книги «Победить и выжить, чтобы победить вновь».

Глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов считает, что россияне в первую очередь должны быть гражданами страны, а потом уже – представителями своей национальности Reviewed by on . [caption id="attachment_275" align="alignleft" width="400"] Игорь Вячеславович Баринов — руководитель Федерального агентства по делам национальностей.[/caption] [caption id="attachment_275" align="alignleft" width="400"] Игорь Вячеславович Баринов — руководитель Федерального агентства по делам национальностей.[/caption] Rating: 0
scroll to top