time Предложить новость

Cвязь с редакцией mail

Главная » Интервью » Человек звучащий: интервью с народным мастером Карелии Дмитрем Деминым

Человек звучащий: интервью с народным мастером Карелии Дмитрем Деминым

Январь 11, 2019 10:03 Увеличить шрифт / Уменьшить шрифт Распечатать статью 349  

Дмитрий Демин – народный мастер Карелии. Играл прежде в «Мюллярит», теперь – в семейном ансамбле «Саттума». Преподает в консерватории на кафедре музыки финно-угорских народов. Чинит инструменты и создает новые. Самую простую флейту может сделать за 20 секунд.

— Вы артист, который преподает, или педагог и мастер, который выступает на сцене? Где ваша основная профессиональная жизнь сосредоточена?

— Я начал раздваиваться еще в юности, примерно на 4-м курсе консерватории. Я был студентом и одновременно мастером по ремонту музыкальных инструментов в консерватории. Это был новый мир, очень интересный. А третья жизнь началась тогда в ансамбле «Кантеле». Связана со сценой, с людьми.

— Из «Кантеле» и появилась группа «Мюллярит»? Как это было?

— Саша Быкадоров организовал внутри «Кантеле» ансамбль, играющий традиционную финскую свадебную музыку. Это было что-то новое, поскольку в поле информации, касающейся традиционной народной музыки, был вакуум. А у финнов было много нотного и аудиоматериала. Вот мы у них и брали. Во время плановой поездки «Кантеле» в Тюбинген наша маленькая группа начала играть на улице, собрала толпу зрителей и заработала кое-какие деньги. Это, конечно, стресс небольшой был – во всяком случае, для меня. Такие выступления у многих тогда ассоциировались с подачками. Потом мы выступили в Штутгарте, наша музыка очень понравилась одному человеку, который передал музыкантам 200 марок и пригласил весной на гастроли. Человек оказался председателем музыкального общества одного из округов города. Потом Рольф Грубер станет нашим «немецким дедушкой». Вот тогда и началась, я думаю, самостоятельная история «Мюллярит», связанная с поездками и выступлениями.

— В чем был секрет популярности «Мюллярит»?

— Я об этом спросил как-то свою знакомую. Оказалось, что секрет в поющих мужчинах, а не в фолке как так таковом. Еще, думаю, что дело было в нашей непосредственности и кураже. Мы были первыми, открывали для себя новые возможности музыки.

— Народная традиция в Карелии. Что это такое?

— Такие инструменты как альт, скрипка, контрабас не были народными, не были традиционными в Карелии. Это веяние ХХ века, когда в каждой республике стали создаваться народные ансамбли на манер симфонического оркестра. В народе всего этого не было. Для демонстрации народного духа не нужны совершенные инструменты. Три ноты играл пастух на полянке.

— Но мы-то не на полянке!

— Современный инструмент должен хорошо звучать в ансамбле. Для этого ему нужен  устойчивый строй, стабильность в звуке, точное интонирование и широкий диапазон. Сейчас в Петрозаводске на моих инструментах играют во всех народных коллективах, наверное. Я стараюсь добиться, чтобы аутентичный инструмент был профессиональным. Сейчас мне худрук «Кантеле» позвонил: «Хочу, чтобы тембр был очень мягкий, как будто дудук звучит». Я ему: «Есть такой инструмент: мянкери». Беру и делаю инструмент. 

— Что ждет народную музыку?

— Это ведь как с человеком. От себя не уйдешь. Все вернется к себе, к своему детству, своим истокам. 

— Почему вы пошли в свое время именно на духовые?

— Я  из Витебска. Пел в хоре, ходил в музыкальную школу и хотел играть на ударных. Но их не было. Пошел на кларнет – мне очень понравился педагог. В Петрозаводске закончил консерваторию по классу гобоя. Сам потом научился играть на флейте, саксофоне и других инструментах.

— Вы белорус, который научился мыслить по-карельски?

— Я страдаю до сих пор оттого, что не выучил финский язык. Знаете, почему? Всегда со мной был Арто Ринне. Всегда помогал, всегда переводил. Но чтобы культуру узнать, нужно знать язык.

— Вот вы умеете играть сейчас на всех духовых. Мы можете отремонтировать практически любой инструмент или даже сделать его самостоятельно. А что дальше?

— У меня есть приятель в Тарту, который ремонтирует флейты. Он по 5-8 инструментов в день возвращал к жизни. Не знаю, смог бы я так? У меня каждый день загружен под завязку: я играю в биг-бэнде на саксофоне, в ансамбле «Саттума», настраиваю рояли  и ремонтирую все классические духовые в консерватории. Еще я преподаю в консерватории, на кафедре музыки финно-угорских народов. У нас там есть Институт народной музыки. Там я тоже работаю. И еще три мастерских. В консерватории я обучаю студентов, в мастерской на Малой Слободской будут проводиться мастер-классы для школьников и родителей с детьми.  Будем делать сами инструменты. Иногда мне кажется, что я распыляюсь.

— Японцы, говорят, лучше всех видят нюансы в цвете. А вы, мне кажется, сумеете слышать жизнь во всех оттенках…

— Вчера студентов спросил, что они слышат. Оказалось, что я слышу раза в два больше звуков. Причем постоянно. Меня многие звуки сейчас начали угнетать. В Москве не могу ходить без беруш. Очень устаю от шума.

— Есть звуки невыносимые для вас?

— Мой сын играет на скрипке, у него хороший слух и поэтому он не переносит звука дрели. Мне нормально. Высокие технические звуки я воспринимаю спокойно. Пенопластом по стеклу – нормально. Но мне не нравится шум, хаос, фон. Если я долго нахожусь в помещении, где много людей, начинаю уставать. Фон неопределяемый, как на вокзале.

— Люди звучат, по-вашему?

— Конечно!

— Как звучит Арто Ринне?

— Добрая деликатная музыка. На всех инструментах. У него поет душа. И тихо, и громко, и задорно, и грустно.

— Вам нравится прислушиваться?

— Конечно. Еще мне нравится улыбаться.

 

Человек звучащий: интервью с народным мастером Карелии Дмитрем Деминым Reviewed by Человек звучащий: интервью с народным мастером Карелии Дмитрем Деминым on . Дмитрий Демин – народный мастер Карелии. Играл прежде в «Мюллярит», теперь – в семейном ансамбле «Саттума». Преподает в консерватории на кафедре музыки финно-уг Дмитрий Демин – народный мастер Карелии. Играл прежде в «Мюллярит», теперь – в семейном ансамбле «Саттума». Преподает в консерватории на кафедре музыки финно-уг Rating: 0
scroll to top